Новости
Библиотека
Карта сайтов
Ссылки
О сайте


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Моряк на коне

В русской истории император Петр III, наверное, самая странная фигура. Он стал русским императором, презирая Россию, всю свою короткую и нелепую жизнь свято поклоняясь Пруссии. Огромная страна, которой ему надлежало управлять, его не интересовала. Он выстроил в Ораниенбауме крошечный дворец и играл там в солдатиков, оловянных и живых, вздыхая о покинутой Голштинии. Такой царь не устраивал в первую очередь русское дворянство. Кого же мечтали они видеть на престоле? Жену Петра III, Екатерину. Но для того чтобы возвести ее на престол, нужны были энергичные, отчаянные люди. Такие нашлись, и первыми среди них были пятеро братьев Орловых - офицеров гвардии.

А. Г. Орлов
А. Г. Орлов

Царствование Екатерины Второй началось фактически с той минуты, когда к ней ввалился Алексей Орлов и рявкнул:

- Вставай, матушка, настало время тебе на престол всходить!

Пока царица накидывала плащ и, неумытая, непричесанная, спускалась во двор, Орлов уже выводил карету. Захлопнув за Екатериной и фрейлиной дверцы, он выхватил у кучера кнут - и лошади помчали в Петербург. В дороге одна лошадь захромала, и Алексей Орлов выпряг свежего коня у какого-то проезжающего. Тот глянул на огромную фигуру Орлова, на его пудовые кулаки, на шрам, полученный в трактирной драке, и возражать не посмел. Этот громила с мушкетерскими замашками прекрасно понимал, за какое дело взялся, он знал - в карете у него не только новая царица, а новая эпоха.

Набережная в Петербурге
Набережная в Петербурге

У заставы лошади остановились перед шлагбаумом. Команда солдат готова была пальнуть по карете. Но молоденький унтер-офицер звонко крикнул: "Проезжай, государыня!" - и дал дорогу. Царица не знала тогда, что этот унтер, который минуту держал в руках судьбу империи, будущий ее злейший противник, первый русский журналист, просветитель и публицист Новиков...

Алексей Орлов, домчавшись до дворца, тут же вскочил в седло и с отрядом кавалеристов помчался в Ораниенбаум. Там ударами ножен, древками пик "великим кричанием и бранью" они разогнали оторопевших солдат-голштинцев, заперли их и арестовали Петра III.

Граф Орлов на Свирепом
Граф Орлов на Свирепом

А через некоторое время от того же Алексея Орлова придет покаянное письмо, что не уберегли плененного императора, убили в карточной драке, "потому, каюсь, матушка, все пьяны были".

Это была великая услуга, и Екатерина ее не забыла. И вот она - императрица, а брат Алексея, Григорий - фаворит.

Алексей Орлов отправляется "поправлять здоровье" в Италию, где вовсю занимается дипломатическим и военным шпионажем, подготовкой восстания греков и болгар против турок, снаряжением пиратского корабля для устрашения итальянских вольных городов.

Россия воюет с Турцией. В Средиземное море прибывают две русские эскадры. Мало того, что они значительно слабее турецкого флота, командиры их вступают в распрю - кому командовать. И тогда брат всесильного временщика подымает на флагмане собственный штандарт. Русские под его командой отчаянно бросаются на превосходящие их в несколько раз турецкие силы.

24 июня 1770 года флагман "Евстафий" сходится в абордажном бою с турецким линейным кораблем, В результате взрываются оба корабля. Орлов успевает сесть в шлюпку. Турки отходят в маленькую Чесменскую бухту. Тут в тесноте, где туркам все свои громадные силы и не выстроить, русские сжигают весь неприятельский флот. Никогда еще Россия не одерживала такой блистательной победы. За нее Орлов получает имя Чесменский.

Вот так ковали (кузнецы, ковавшие лошадей) заготавливали подковы впрок. Старинная русская гравюра XVIII век
Вот так ковали (кузнецы, ковавшие лошадей) заготавливали подковы впрок. Старинная русская гравюра XVIII век

"При чем же тут кони?" - спросят меня. А вот при чем.

Этот человек был словно соткан из феноменальных противоречий. Кутила, драчун, он вдруг оказывался великолепным семьянином к нежнейшим отцом. Бесстрашный, отчаянный рубака и задира был тончайшим, иезуитски изощренным дипломатом. Хлебосол, мот и транжира, через чьи руки прошли миллионы был, оказывается, рачительным и даже скуповатым хозяином. А нам он дорог потому, что в одиночку сделал "то, что на протяжении двухсот лет делала вся английская нация". Он был самым образованным и самым талантливым по тем временам коневодом, он заложил основы русского научного коннозаводства, создал новый тип - не породу, а целый тип лошадей. Именно поэтому имя его увековечено в одном из прекраснейших созданий коневодства - в орловском рысаке.

Граф постоянно учился, много читал. "За иную книгу, - пишут современники, - платил по тысяче рублей". Это в те времена, когда крестьянская лошадь стоила "два рубли с полтиною". С неукротимой своей энергией он объездил крупнейшие конные заводы Европы. И все, что было ценного, перенимал, скупал, выменивал... Он создавал коня будущего для всей России. Из своего конного завода он не разбазаривал конный материал, потому что считал работу незаконченной. Своих же конюхов, ветеринаров, коневодов умел не только обучить, но и единомышленниками сделать. Коневодство - такая область, где человек должен думать, как в шахматах, на много ходов вперед. И Орлов это умел.

Граф Орлов на Барсе.
Граф Орлов на Барсе

За 60 тысяч рублей он купил арабского жеребца Сметанку. От скрещивания маленького сухого араба с ширококостной длинной датской лошадью получился Полкан I, унаследовавший достоинства отца и матери. Однако Орлов был недоволен - он считал, что в беге коня нет легкости, свободы. Пойдите на современный ипподром, посмотрите на летящий бег рысака - вот чего добивался Орлов, вот что он предвидел, а ведь в его пору кони так не бегали.

К тому, что нашел коневод в Полкане, он прилил кровь голландских рысистых лошадей. Барс I привел в изумление современников. Огромная, сухая и вместе с тем очень легкая в беге лошадь могла удовлетворить любой взыскательный вкус, но не Орлова. Мало свободы движений - и он скрестил Барса с арабской породой, с чистокровной английской лошадью. Наконец, в результате тридцатидвухлетней работы, был получен Лебедь I, чье потомство отличалось лучшими качествами орловской породы.

Английский путешественник восторженно писал, что орловский рысак - это "непревзойденный арабский скакун, на которого мы смотрим сквозь увеличительное стекло".

Орлов работал над созданием породы, которая годилась бы "и в оглобли и под седло", чтобы "она могла служить и воину, и пахарю".

Он выработал основные правила отбора коней на племя. Если лошадь хорошо бежала, но имела недостатки экстерьера, ее выбраковывали; если была красива, но не резва - тоже не пускали на племя, В результате жесточайшего отбора выбирали самых лучших. Орлов первый из коневодов понял значение тренировок на резвость и выносливость. Лошади бежали и на короткие, и на длинные дистанции - скорость учитывалась по секундомеру, обращалось внимание на правильность работы мышц, на красоту и верность движений, на дыхание.

Граф Орлов огромное значение придавал природным условиям и поэтому перенес свой конный завод из Подмосковья в воронежские степи, на берег речки Битюг (кстати, давшей название замечательной породе упряжных лошадей), в имение Хреновое, где этот завод существует и в наши дни.

Алексей Григорьевич Орлов, "будучи за границей, сам слушал лекции профессоров ветеринарной школы", а в России сумел воспитать множество замечательных помощников. Одним из них был И. Н. Кабанов, управляющий заводом. ("Коней продал хорошо, ты бы остался доволен", - писал ему всесильный граф из Москвы. Это были отношения не раба и барина, а сотрудников, делающих важную работу.) Орлов воспитал замечательных наездников, таких, как Кузьмин, Логгин, Карпов, Игнатов, Ермилов, Иванов, Чижов, братья Кондратьевы, - это все классики коневодства. Он воспитал продолжателя своего дела - Василия Ивановича Шишкина, который сумел достижения Орлова закрепить и развить.

...Несмотря на большую селекционную работу на рубеже XVIII-XIX веков, успеха добились только граф А. Орлов и граф Ф. Ростопчин. Произошло это потому, что большинство русских коннозаводчиков руководствовались ошибочной теорией французского натуралиста Бюффона, а Орлов и Ростопчин работали самостоятельно.

...Трагическая судьба постигла верховую лошадь, которую независимо друг от друга выводили Ф. Ростопчин к А. Орлов. После революции их свели в один конный завод. Перед Великой Отечественной войной было 100 лошадей верховой орлово-ростопчинской породы. Эта лошадь, по воспоминаниям знатоков, была бы сокровищем для всех манежей. Как ни одна другая она годилась для спорта. Могла бы стать незаменимой и в выездке и в конкуре. Но во время войны все кони погибли, и порода безвозвратно исчезла. Для того чтобы восстановить ее, нужно было бы повторить работу коневодов за 200 лет и при этом непременно с тем же конским материалом, с которым работали Орлов и Ростопчин, а это невозможно - за двести лет кони изменились во всем мире...

...Если орловская порода создана в результате сложного многопородного скрещивания, то вторую замечательную породу рысаков - русского рысака - получили, скрещивая всего две породы: орловскую и американскую рысистую.

предыдущая главасодержаниеследующая глава







Пользовательского поиска





© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://konevodstvo.su/ 'Konevodstvo.su: Коневодство и коннозаводство'

Рейтинг@Mail.ru