НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    КАРТА САЙТА    ССЫЛКИ    О САЙТЕ








25.02.2016

Кузнечных дел мастер

Для многих из нас подкова — оберег дома, символ счастья. А вот для лошади уже более двух тысяч лет — неотъемлемый атрибут экипировки. Профессия кузнеца продолжает жить, несмотря на современное заводское изготовление подков.

Мастеров, которые могут грамотно подковать лошадь, можно пересчитать по пальцам. Особенно тех, кто возьмется еще и вручную изготовить эти полукруглые пластины. Причем для каждой лошади сугубо индивидуально. «Копыта уникальны, как отпечатки пальцев. Двух одинаковых в природе не найдешь», — у наковальни с молотом в руках меня встречает Михаил Низовец. Мы — в Республиканском центре олимпийской подготовки конного спорта и коневодства.

В Ратомку кузнец приехал поделиться опытом с молодыми работниками. «Со стороны кажется, что все элементарно. Но порой семь потов сойдет, пока правильно «обуешь» лошадь. Кроме недюжинной силы, надо обладать серьезными знаниями», — мастер то и дело прерывается, сосредоточенно трудится над новой подковой.

«Это не только кузница, но и ветеринарная ортопедия», — продолжает. Михаил-то знает, о чем говорит: много лет оттачивал мастерство в бельгийской школе кузнецов. Специальные медицинские знания затем получал при ветеринарном вузе. А начиналось серьезное увлечение лошадьми еще на родине — в городе Барань Оршанского района.

«Молодой был, строили конюшню в чистом поле. Позже там открыли конную секцию — собирали животных по деревням и колхозам», — вспоминает собеседник те годы. Жил себе спокойно, говорит, трудился, как все. Но однажды в их края занесло группу людей на конных повозках. Эти энтузиасты задумали долгое путешествие по чеховским местам, и в тот момент оно было на грани срыва.

«Маршрут разработали до мелочей, в дорогу хорошо едой-одеждой запаслись. Подготовились серьезно. Но уже в пути оказалось: никто из ребят и понятия не имел, как правильно за лошадьми ухаживать. Запрягли, тронулись, но далеко не уехали», — день, когда Михаила Низовца попросили помочь «переобуть» лошадей, он не забыл. И вот почему. «Сделал услугу, а они мне: айда с нами! — про ту авантюру без улыбки говорить не может. — Не хотел ехать, какой же из меня путешественник... Но подумал хорошенько и пошел паковать сумки».

Как и знаменитый Антон Павлович в далеком 1890 году, отправились они на Сахалин. «Зимой преодолевали 25—30 километров за день, летом проезжали до 65. И все на лошадях. Спали в одной кибитке, вещи и все продуктовые запасы держали во второй. И так — целых два года».

Путь на Сахалин они проделали всего на двух лошадях, а в поездку по Европе запрягли уже четырех жеребцов. Когда дело дошло до путешествия в Америку, туда на пароходе отправили только лишь кибитки — животных на судно никто брать не соглашался. Переправить их по воздуху оказалось тоже невыполнимой затеей: билеты стоили 15 тысяч долларов, огромные деньги в то время. «Лошадей пришлось продать, а за океаном приобрести новых», — мастер в кожаном фартуке ловко бьет молотом по подкове.

За время нашей беседы Михаил ни на минуту не отвел взгляда от наковальни, был сосредоточен и серьезен. Сколько всего подков и лошадей прошло через его трудолюбивые руки, он и не вспомнит. «Кто ж такое считает, — смеется. — Да и не это главное…»

Такая работа требует ювелирной точности. Один промах — и животное не сможет ни бегать, ни ходить. «У неумелого кузнеца лошадь может остаться хромой на всю жизнь или даже умереть. А вот опытный, мозговитый и внимательный работник может даже блоху подковать», — Михаил предлагает рассмотреть конский «ноготь».

После нешуточной подготовки рогового слоя — расчистки, обрезки и подпилки — готовую подкову подгоняют к копыту. «Размер подошел, — кузнец берется за специальные гвозди. — Не волнуйтесь, ей не больно. Но стоит быть предельно осторожным».

Видно, что сейчас лошадь совершенно не ощущает дискомфорта. Но все было бы иначе, если бы Михаил промазал и загнал гвоздь в чувствительную зону копыта. «Тогда будет сильная боль. Может начаться кровотечение или, еще хуже, разовьются серьезные болезни», — он вбивает ковочные гвозди. Пару ударов молотка — и подкова осаживается. Она защитит копыто от чрезмерного трения о твердый и каменистый грунт, предотвратит или замедлит некоторые болезни.

«Роговой слой стирается быстрее, чем растет новый. Чтобы не причинить боль и страдания лошади, подковы нужно менять раз в месяц-полтора», — Михаил берет вожжи. Перед началом работы, акцентирует внимание, лошадь надо обязательно провести по ровной поверхности. Чтобы, помимо особенностей строения тела, при ковке учитывать и индивидуальную походку животного.

«Ложись на пол и внимательно наблюдай!» — уже издали кричит мастер. За движением копыт пристально следит Павел Серженович, кузнец Республиканского центра олимпийской подготовки конного спорта и коневодства. «Теперь к делу», — через пару минут он берется за чемодан с инструментами. Поднять громоздкий ящик с молотками, копытными ножами, щипцами, кусачками, крючками, килограммами гвоздей под силу не каждому.

Павел Серженович работает, но Михаил не перестает следить за процессом. Даже отвернувшись к нему спиной. «Стоп! Немедленно вынимай гвоздь. Впритык подошел к чувствительной ткани, — ошибку опытный кузнец с легкостью определил лишь по звуку молотка (!). — Слух в этом деле должен быть, как у настройщика роялей». Пробуем все исправить. В молодости, признается собеседник, безумно полюбил лошадей. До сих пор хранит это нежное чувство, ежедневно проводя с ними большую часть времени.

За всю историю были разные тенденции: от серебряных и золотых подков до современных — пластиковых. «Но попытки доверить заводской штамповке изготовление «обуви» для лошади пока малоуспешны. Только ручной труд кузнецов, их искренняя забота пойдут на пользу животным», — на прощание Михаил говорит несколько слов в защиту любимой профессии. Работа не ждет: в очереди на «переобувку» — целая конюшня лошадей.

ИНТЕРЕСНЫЙ ФАКТ

За всю историю дружбы людей и лошадей было изобретено немало приспособлений для заботы о копытах. Известно, что много веков назад конская «обувь» даже представляла собой чулок или башмак из лыка, тростника, кожи или растительных волокон. Плетенка к ноге крепилась веревками или ремнями. Правда, вскоре от таких башмаков пришлось отказаться: они были недостаточно прочными, а под ремнями часто возникали дерматиты. А с металлической подковой конь способен развивать большую скорость и выполнять тяжелые работы. Современная металлическая пластина обеспечивает дополнительную амортизацию, что, по сути, является тем же преимуществом, которое людям при беге дают кроссовки.

Юлия Попко


Источники:

  1. respublika.sb.by







© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2019
При использовании материалов активная ссылка обязательна:
http://konevodstvo.su/ 'Konevodstvo.su: Коневодство и коннозаводство'

Рейтинг@Mail.ru