Новости
Библиотека
Карта сайтов
Ссылки
О сайте


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 7. Развитие продуктивного и спортивного коневодства (1954-1964 гг.)

Главными политическими событиями того времени был XX съезд партии, проходивший в феврале 1956 г. и внеочередной XXI съезд КПСС (январь - февраль 1959 г.), который утвердил семилетний план развития народного хозяйства СССР на 1959- 1965 гг. Это было время крупных преобразований в деревне. Развернулось широкое наступление на целинные и залежные земли. В новых районах земледелия Казахстана, Сибири, Поволжья, Северного Кавказа было создано 425 крупных совхозов, оснащенных мощной техникой.

Подъем целинных и залежных земель коснулся и хозяйств конных заводов. Уже наконец 1954 г. в конзаводах (без Украины и Казахстана) было поднято 271,8 тыс. га целинных и залежных земель при плане 258 тыс. га. Некоторые конные заводы, в первую очередь табунно-ремонтного направления, степных районов были преобразованы в зерновые совхозы.

Это был период дальнейшего укрепления материально-технической базы деревни. Заметно снижалась роль лошади как тягловой силы. К 1954 г. основные энергоемкие работы были почти полностью механизированы.

Как известно, позднее, в 1958 г., МТС были реорганизованы и вся принадлежащая им техника продана колхозам. Это мероприятие также сказалось на снижении роли живого тягла в выполнении сельскохозяйственных работ.

На уменьшение численности конопоголовья повлияло еще одно очень важное обстоятельство. Лошадь утрачивала важную в свое время роль в обороне страны. В связи с насыщением Вооруженных Сил СССР новой боевой техникой, полной механизацией и моторизацией армии в середине 50-х годов кавалерия как род войск была упразднена, не стало артиллерии на конной тяге и конного обоза. Отпала необходимость содержания в колхозах и совхозах лошадей фонда Советской Армии. Отмена государственного планирования коневодства в ряде случаев была неправильно воспринята. Вместо организованного уменьшения конепоголовья, исходя из потребностей в живом тягле, отдельные колхозы и совхозы при отсутствии контроля со стороны сельскохозяйственных органов допустили массовое сокращение численности лошадей.

Это были трудные для работников массового коневодства годы. Разработанная Министерством сельского хозяйства СССР инструкция о выбраковке хозяйственно непригодных лошадей часто не соблюдалась. Лошадей целыми табунами гнали на убой, причем не только старых - хозяйственно непригодных, но и хороших, молодых, даже племенных лошадей.

Не в пользу лошади сказалось проявление волюнтаризма в руководстве сельским хозяйством; крылатые слова, брошенные с высокой трибуны о лошади "как священном животном", приклеивание работникам коннозаводства незаслуженных ярлыков "кочубеевцев", т. е. людей, ведущих праздную, вольготную жизнь, привели к тому, что количество лошадей за 1954-1964 гг. сократилось почти вдвое, с 15,3 млн голов до 8 млн, вернулось к уровню 1944 г.

Анализируя спад в конепоголовье, необходимо отметить, что под влиянием научно-технического прогресса численность лошадей уменьшилась и в других странах. Общее поголовье лошадей на земном шаре также уменьшилось почти вдвое, но не за 11 лет, как в нашей стране, а за 23 года с 115,4 млн голов в 1937 г. до 64,4 млн голов в 1960 г.

Если уменьшение числа рабочих лошадей можно было считать закономерным явлением, то едва ли можно оправдать снижение численности племенных лошадей и преобразование части конных заводов в зерновые совхозы. Практика показала, что при правильном сочетании задач племенного коневодства и земледелия можно достигать в той и другой отраслях хороших результатов. Так, Зимовниковский конный завод, расположенный в Ростовской области, не только выращивал хороших племенных лошадей, но в урожайные годы продавал государству до 50 тыс. т зерна.

Следует отметить, что позже конные заводы были восстановлены, в том числе "Дегересс" в Казахстане, "Куларский" в Грузии и др. К началу 1988 г. в стране уже действовали не 74, а 116 конных заводов.

С современной точки зрения при недостатке спортивных лошадей явно бесхозяйственно было ликвидировать многие верховые заводы, передавать целые табуны донских и буденновских лошадей на баланс леспромхозов для работы на лесозаготовках, как и забивать на мясо чистокровных верховых лошадей Ессентукско-го конного завода, отличных торийских или латвийских упряжных лошадей. Едва ли было правильным ликвидировать в конце 50-х годов государственные заводские конюшни в Белоруссии и на Украине.

В истории отечественного коневодства это был сложный, наполненный противоречиями период. В сентябре 1953 г. Совет Министров СССР и ЦК КПСС приняли постановление об образовании Министерства совхозов СССР и передаче ему конных заводов, межобластных и республиканских трестов конных заводов. В Министерстве совхозов создано Главное управление конных аводов, однако просуществовало оно недолго. Уже в 1957 г. главк закрыли, а конные заводы передали в подчинение министерствам ельского хозяйства союзных республик.

Главное управление коневодства и коннозаводства в Министерстве сельского хозяйства СССР было также расформировано. Контроль за состоянием коневодства в колхозах и совхозах тоже возлагался на министерства сельского хозяйства союзных республик. Союзное министерство в этих условиях занималось в основном пропагандой передового опыта. Большое внимание в те годы уделялось организации всесоюзных совещаний по коневодству. Такие совещания созывались в Алма-Ате, Ташкенте, Риге, Фрунзе, Тбилиси, Пятигорске и других городах и играли весьма важную роль в обмене опытом между конниками.

В аппарате Министерства сельского хозяйства СССР в течение длительного времени (с 1954 по 1964 г.) работал один специалист, бывший практически только куратором отрасли. Эту роль, следует отметить, неплохо выполнял Г. В. Нечипоренко, на которого были возложены обязанности главного зоотехника-инспектора коневодства. Однако общее руководство отраслью оказалось ослабленным, что особенно сказалось на состоянии массового коневодства.

Развитие продуктивного коневодства. Тяжелое положение в массовом коневодстве требовало принятия срочных мер, пересмотра традиционных взглядов на лошадь не только как на рабочее, но и как на продуктивное животное, дающее мясо, молоко, кожу, волос, использование лошади в качестве донора в биологической и медицинской промышленности. Возникла необходимость создания нового направления в коневодстве с целью пополнения пищевых ресурсов в стране.

Мясо-молочное коневодство прежде всего должно было получить широкое распространение в восточных районах страны, где конское мясо и кумыс исстари были традиционными продуктами питания для местного населения.

В тяжелые годы войны, когда каждая лошадь была на счету и за убой лошадей людей привлекали к уголовной ответственности, состоялось специальное постановление директивных органов, разрешающее якутам в ограниченном количестве убой лошадей на мясо. Это было необходимо для борьбы с цингой. Дело в том, что употребляемое якутами зимой сырое конское мясо, богатое витаминами, предупреждает это заболевание.

В восточных районах продуктивное коневодство базировалось на круглогодичном содержании лошадей на естественных пастбищах, на участках, удаленных от водоисточников и малопригодных для других видов скота. В качестве мясного животного лошадь можно было использовать и в центральных районах страны за счет сверхпланового конепоголовья и выбраковки хозяйственно непригодных животных.

Открывалась возможность организации экспорта, причем в значительном количестве, мясных лошадей в страны Западной Европы, в том числе в Италию, Швецию, Францию, Австрию, где конину используют в качестве полноценного продукта.

Продуктивное коневодство, несмотря на явную полезность его развития, на первых порах не получало поддержки в центральных плановых органах и Министерстве сельского хозяйства СССР. Не поддержано было и предложение ученых и практиков Казахстана об организации такой отрасли и создании специальных коневодческих хозяйств мясного направления. О продуктивном коневодстве ничего не сказано было и в известном постановлении директивных органов о животноводстве, принятом в сентябре 1953 г. Правда, уже в 1956 г., а затем в 1961 г. Н. С. Хрущев, выступая на совещаниях в Казахстане, дважды касался этого вопроса, говоря об использовании излишков лошадей на мясо, но все это не подкреплялось какими-либо директивными документами, официальными указаниями.

Первым таким документом можно считать постановление Совета Министров РСФСР о мерах по развитию табунного мясного коневодства в колхозах и совхозах некоторых автономных республик и областей, принятое 22 февраля 1963 г.

Отсутствие соответствующих директив привело к тому, что в конце 50-х годов конные заводы табунно-ремонтного направления, могущие стать основной базой производства высококачественного конского мяса и кумыса, были преобразованы в зерновые совхозы.

В этих условиях сдача лошадей на мясо носила массовый, порой стихийный характер. Колхозы и совхозы стремились освобождаться от излишков лошадей без предварительного откорма и нагула. Закупки конского мяса по годам составили, тыс. т в живой массе:

1954 200,0
1955 189,0
1956 151,0
1957 129,7
1960 244,0
1961 170,1
1962 129,4

Следует отметить, что за эти годы на мясо забито значительно больше лошадей, так как данные представлены только по закупкам конины без указания, сколько конского мяса употреблено в пищу на месте населением восточных районов страны.

В те же годы экспорт мясных лошадей в Западную Европу достигал 30-40 тыс. голов в год.

Одновременно со снятием запрета на убой лошадей снимался неофициальный запрет и на доение кобыл. Кумысоделие возрождалось в районах, где оно издавна было широко распространено, и прежде всего в Казахстане, Киргизии, Башкирии. Дойкой кобыл и изготовлением кумыса стали открыто заниматься чабаны, пастухи, табунщики, имеющие в личной собственности кобыл. В районах отгонного животноводства по собственной инициативе колхозов и совхозов степной зоны восстанавливалось традиционное в прошлом кумысоделие, создавались специальные (с круглогодичным производством кумыса) и сезонные (с дойкой кобыл в течение 4-5 летних месяцев) кумысные фермы.

На этих фермах кумыс изготавливали прежде всего для внутрихозяйственного употребления и кумысоделие не носило товарный характер. Общее состояние новой отрасли требовало разработок научных рекомендаций по организованному ведению этого важного дела. Мясное и молочное коневодство становилось предметом массовых научных исследований. Следует отметить, что коневоды располагали опытом работы военно-ремонтных конных заводов по круглогодичному табунному содержанию лошадей на пастбищах, однако этот метод был основан на интенсивном ведении коневодческого хозяйства, требовал значительных затрат. Так, при экстенсивном круглогодичном содержании лошадей на естественных пастбищах, без подкормки животных, строительства теплых баз и конюшен себестоимость одной лошади колебалась от 100 до 200 рублей, а при интенсивном культурном - от 300 до 400 рублей. Производство конины с низкой себестоимостью требовало более простой технологии выращивания лошадей на мясные цели, не требующей особых затрат.

Пионерами в развитии научных исследований в мясном коневодстве стали И. М. Горячковский, Ю. Н. Барминцев и некоторые другие ученые Казахстана, организовавшие в 50-х годах в опытном хозяйстве имени Мынбаева первые опыты по скрещиванию казахских кобыл с жеребцами советской тяжеловозной и кустанайской пород. Среди первых статей, опубликованных в журнале "Коневодство", следует назвать статьи И. М. Горячковского "Опыт использования жеребцов тяжеловозных пород в ручной, варковой и косячной случке с казахскими кобылами" (1953, № 3) и Ю. Н. Барминцева "Казахская лошадь типа джабе и перспективы в ее разведении" (1954, № 5). Одновременно с учеными Казахстана опыты по скрещиванию кобыл местных пород с жеребцами заводских пород вели ученые Киргизии и ВНИИ коневодства.

Значительно шире развивались исследования в области молочного коневодства и кумысоделия. У этих ученых имелся большой "задел" - вклад специалистов и медиков сети кумысных санаториев и лечебниц. В 1957 г. И. Аникиным в Подмосковном санатории "Мцыри" проведены первые опыты по механической дойке кобылиц. Начиная с 1961 г. разработкой машинного доения кобыл стал заниматься отдел коневодства КазНИЖа (В. П. Черепанова). Большого внимания заслуживала статья профессора П. Ю. Берлина "Молочное коневодство как новая отрасль коневодческого хозяйства" (Коневодство, 1952, № 7) и книги И. А. Сайгина "Башкирская лошадь и ее улучшение" (Уфа, 1955) и "Кумыс" (Уфа, 1958), М. С. Мироненко "Молочное коневодство Киргизии" (Фрунзе, 1958), а также ряд журнальных статей по вопросам молочного коневодства и кумысоделия.

Большой заслугой Л. В. Каштанова является то, что ему довелось обобщить наиболее интересные исследования в этом направлении и опубликовать их в 1959 г. в 4-м томе "Книги о лошади" в специальной главе "Дополнительные виды продукции лошади", в которой приведены интересные данные по мясному и молочному коневодству, собранные учеными ВНИИ коневодства, Казахским и Киргизским институтами и Башкирской опытной станцией по животноводству.

В 1960 г. по инициативе кафедры коневодства Московской ветеринарной академии (зав. кафедрой проф. Н. М. Шпаер) состоялась первая Всесоюзная конференция по молочному коневодству и кумысоделию, в которой участвовали специалисты министерств и ведомств, ученые, врачи кумысолечебниц. На конференции выступили: П. Ю. Берлин, И. А. Сайгин, Н. М. Шпайер, Ю. Н. Бар-минцев, М. С. Мироненко, о работе ученых Башкирии в совхозе "Шафраново" по повышению молочности кобыл рассказал В. В. Масленников. Участники конференции с интересом выслушали сообщения П. А. Федотова и Р. М. Булгаковой об организации коневодства в кумысолечебницах Казахстана, И. Т. Чеботарева об анатомо-физиологических особенностях молочной железы кобыл, О. И. Красновой о содержании витаминов С и А в каротине молока кобыл в зависимости от сезона выжеребки, И. Г. Азарова о хранении и транспортировке кумыса.

В 50-60-х годах в Казахстане создавались первые конесовхозы продуктивного направления. В отличие от табунно-ремонтных конных заводов это были хозяйства, применявшие экстенсивные методы содержания лошадей с целью получения наиболее дешевой продукции.

Так, в Суюндукском совхозе Гурьевской области на 1 января 1962 г. имелось более 4 тыс. лошадей. В 1961 г. хозяйство реализовало на мясо 866 лошадей при себестоимости 1 ц конины (в живой массе) 19 рублей 96 копеек. В Приуральском совхозе Кзыл Ординской области с поголовьем около тысячи лошадей в том же 1961 г. произведено 733 ц конского мяса при себестоимости 1 ц 26 рублей 70 копеек. В Балкудинском совхозе Гурьевской области 1 ц конины обошелся хозяйству в пределах 30 рублей. Необходимо отметить, что в этих хозяйствах нагул лошадей проводили на полупустынных участках пастбищ, недоступных для других видов скота.

В целом по стране в те годы закупки конины не превышали 3-3,5 % общих закупок мяса. Однако в Казахстане, Киргизии, некоторых автономных республиках РСФСР эти закупки были в пределах 6-11 %.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Пользовательского поиска



Ученые нашли восточных предков современных лошадей

Как лошадей можно выпасать на крыше конюшни

Черкесское седло: секреты старых мастеров

Сила и грация: великолепные лошади на фотографиях Конрада Бонка

Из Праги в Монголию: дикие лошади возвращаются в степи

Талдыкорганский фермер вывел новый тип казахской породы лошадей

Не гоните лошадей

10 известных пород лошадей

Знаменитые лошади. Кобыла Аналогичная





© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://konevodstvo.su/ 'Konevodstvo.su: Коневодство и коннозаводство'

Рейтинг@Mail.ru